пятница, 7 февраля 2014 г.

Одуванчик цветёт

ВИЗИТ  НА  МАЛУЮ  РОДИНУ

Зрить  больно удел тот плачевный,
Крестьянский я все-таки сын:
От всей нашей бывшей деревни
Остался домишко один.

В бездействии полном просторы,
Пустынна, в бурьяне, земля.
А было: насколь хватит взора
Желтели хлебами поля.

Высокими стали березы –
Не пользуют их на дрова.
Не нужными стали покосы,
Зря буйствует всюду трава.


Не слышится тракторный рокот,
Не видно пасущихся стад.
Вокруг не стрекочут сороки,
Вороны и те не кружат.

Ключом здесь когда-то жизнь била,
И больно жжет сердце вопрос:
Какая же темная сила
Пустила ту жизнь под откос?!

Вина ли царя-недотепы?
Скорее, злоумников прыть.                
Кормить нас не будет Европа.
Но  кто же нас будет кормить?
                       27. 06. 2008 г.


ОДУВАНЧИК  ЦВЕТЕТ

Прошли проливные дожди.
Насыщена влагой земля
И засухи зло позади,
Сошла благодать на поля.

На те, я имею в виду,
Культурный посеян где злак.
Другие попали в беду –
Там царствует злостный сорняк.

Беда, где который уж год,
Под чей-то верховный каприз,
Сплошной одуванчик цветет –
Пустынных земель кок-сагыз.

А нам-то в Сибири к чему
Он занял былые поля?
Я нынешних дел не пойму –
Пошто же пустует земля?

Природа не терпит пустот.
Своя нам земля не нужна?
Займет ее чуждый народ
И станет не нашей она.

Поля – чтоб выращивать хлеб.
Ты сыт, если хлеб на столе.
Творится еда на земле
И нету важнее потреб!
                       16. 07. 2008 г.


          *     *     *

Как стало трудно жить на свете!
Мир стал жесток и некрасив.
Льют телек, радио, газеты
Сплошным потоком негатив.

Они печали наши множат,
Живешь, от страха чуть дыша,
И, как шагреневая кожа,
Твоя сжимается душа.

Жить стали по закону джунглей.
О справедливости – молчи!
От чести, совести – лишь угли,
А ум, как заперт на ключи.

Корысть же восторжествовала,
В начальствах сплошь одни дельцы –
К себе гребут и все им мало,
И ловко прячут все концы.

А наш народ – Фома, Ерема,
Такой наивный и простой,
Как не хозяин в своем доме,
Хлебает суп полупустой…



          *     *     *

Не Мамай вышел вновь на войну,
По российским промчавшись просторам.
Не враги разорили  страну,
А свои негодяи и воры.

Поселилась разруха, беда
На богатых равнинах бескрайних,
И с лугов поисчезли стада,
А с полей – трактора и комбайны.

И заводы лежат на боку,
Но кого это сверху волнует?
Ветер свищет чужой наверху.
Вот и думай – откуда он дует?

Не реформа, а переворот,
На поверхности всплывшая пена,
А упавший в осадок народ
Не дождется благой перемены.

Где радетели русской земли?
Где держава, сильнейшая в мире?
И куда же «отцы-командиры»
Нынче нашу страну повели?

          КОСМОПОЛИТ

Куда же это катимся мы, братцы?
В стране взял всюду верх космополит,
А от него век блага не дождаться –
О выгоде своей душа его болит.

Корысть его не ведает предела,
Как в стенку стук, что родина есть мать.
И, не успели охнуть, как сумел он
Свою страну до нитки обобрать.

Вольготно стало ушлым проходимцам.
Народ честной охватывает грусть:
Надеждам добрым не осуществиться –
Ослабла разворованная Русь.

Прозрачные теперь ее границы.
Что стоит им исчезнуть насовсем?
Сколь этот беспредел еще продлится?
Ладошки трет довольный дядя Сэм.

И если вдруг в России грянет буря,
Кроваво и свирепо заштормит,
То первым «за бугор», спасая шкуру,
Сбежит и спрячется космополит.

На авиа и – фыррр, в иные палестины.
Ищи его на шаре голубом!
Где станет жить с самодовольной миной –
Награбленное будет все при нем.

Народу – своей кровью умываться,
Держать напор немыслимой ценой:
Он от корней своих не сможет оторваться –
Россия, родина – есть дом его родной.


     НАШ  ЭКРАН

«Кровь людская не водица»,
Но с экрана льет рекой.
И куда это годится,
И в стране это какой?

Можно запросто на мушку?
Жизнь не стоит и гроша?
В той стране живет Ванюшка –
Простоватая душа.

Смотрит бойню на экране,
«Набирается ума».
Суперменом тоже станет –
Плачет пусть потом тюрьма.

Все за чистую монету
Принимает паренек,
Что его, как малолетку,
Развращают – невдомек.

Где-то дело туго знают.
Знают, для чего оно.
Нам Америка сливает
Все киношное дерьмо.

А свои христопродавцы
Напускают свой туман.
Неужели сплошь мерзавцы
Оседлали наш экран!?

          ВЕЧЕРЯ

Светлой Троицы предтеча –
День субботний угасал.
В этот теплый летний вечер
Званый ужин предстоял.

Замечательные люди
Пригласили в добрый час –
Поминать мы близких будем,
Что давно ушли от нас.

Мы уселись кругом узким,
А, точней, полукольцом.
Под хорошую закуску
Пили доброе винцо.

Помянули да взгрустнули.
Помолчали, а потом
Мы беседу повернули
О насущном, о живом.

О погубленных заводах.
Кто виновник – нет концов.
Об ограбленном народе,
О правленьи подлецов.

Разговор наш долго длился
За приятельским столом.
Сумрак мягкий опустился,
Растворился за окном.

И пора нам расходиться –
Посидели хорошо.
В самый раз винцу налиться
По чуть-чуть – «на посошок»…


                       НЕ  ДАЙ  БОГ!
                  
             (К аварии на СШГЭС)
Грохнуло ужасно на плотине.
Сток воды неуправляем стал.
Вырвались из гнезд своих турбины,
Вдребезги разрушили  машзал.

Страшная в масштабе катастрофа.
Отзвук по планете полетел.
Смене, что работала, Голгофа –
Мало кто в той буче уцелел.

Жители бежали в страхе в горы.
Не дай Бог, разверзнется проран!
Выплеснется созданное море,
Бешено помчится в океан.

Смоет в одночасье все живое,
Села, города, что на пути.
Не дай Бог, случилось чтоб такое –
От волны спасенья не найти!

Ладно, что плотина устояла,
Выдержав крушения эксцесс.
Мертвою громадиной предстала
Полностью разрушенная ГЭС.

Кто же не извлек былых уроков,
Признаков беды не усмотрел?
Или же хозяин сверхдалекий
Денег на обслугу пожалел?

Жадность олигархов беспредельна.
Прибыль – главный в жизни интерес.
Только в счет кого теперь на деле
Будет восстанавливаться ГЭС?
                         Сентябрь, 2009 г.

     ПРАЗДНИКИ  НОЯБРЯ

Историю власть пишет под себя
И прыть ее при этом не умерить,
И праздник, день седьмого ноября,
Решила, что ей надобно похерить.

Политике иной был задан крен.
И чтоб в народе не было волненья,
Другой денек подсунула взамен,
Придумав день согласья с примиреньем.

Кого и с кем ей надо примирить?
Богатый с бедным чтоб нашел согласье?
Вот уж чему, а этому не быть –
Всегда меж них в кипеньи будут страсти.

Знавала беды русская земля,
И всякие победы в ней бывали.
Ну, выгнали раз ляхов из Кремля,
На службу коих сами приглашали.

За власть тогда шла драка меж бояр.
Чубы трещали, правда, у холопов,
Но знал народ – и стар, и мал,
Что лучше обходиться  без Европы.

В победе же великой Октября
Была и есть другая подоплека:
Светила равноправия заря,
Простой народ зажил совсем неплохо.

Мы праздники встречаем на ура,
Плюсуем их к воскресным дням на славу.
И пусть от власти праздники – мура,
Но можно ль отказаться от халявы?
                               15. 11. 2009 г.


          *     *     *

Ну и нравы пошли –
Можно бить и лежачего!
Мать – любимая Родина
Превращается в мачеху.

Безнадега с жильем.
Производств ликвидация.
Стало быть – безработица,
Россиян деградация.

Всем счастливо бы жить –
Ширь страны необъятная,
Только контрреволюция
Курс взяла на попятную.

Съела в КаПээСэС
Ржа ряды монолитные
И с безмерной утробою
Взяли верх ненасытные.

И воспряло жулье,
В руки взяв управление.
Вот и неудивительно
Олигархов явление.

Что простой им народ?
Пусть провалится пропадом!
Они в мыслях в Америке,
Они дружат с Европою.

Неужель никогда
Не бывать справедливости?
Сверху льются из рупоров
Струй обманных красивости…
                      01. 12. 2009 г.


           *     *     *

Мой друг в деревне дом купил,
Чтоб летом жить там, как на даче.
И рядом двор соседский был
Забором ветхим обозначен.

В нем неприглядность, неуют.
Ребята, взрослые уж парни,
Спиртное из бутылки пьют,
Досуг проводят свой бездарно.

Трудиться лень – все трын-трава.
Скотины нет – пустая стайка.
Лежат не пилены дрова.
Здесь пьют хозяин и хозяйка.

Самоубийственный изъян –
Прямая на погост дорожка.
А в огороде прет бурьян –
Ни овощей там, ни картошки.

На что ж тогда они живут?
Мой друг смущен и озадачен.
Ведь что-то все-таки жуют
И быть ли толку здесь от дачи?

В деревне раньше был колхоз,
И были люди все при деле.
Куда девался он? Вопрос,
А с ОАО, как в лужу сели.

…Пуста бутылка у парней
И нет с нее уж больше толку.
О козлы хрясь! Да посильней!
И по двору летят осколки…
                         20. 02. 2010 г.


ВИНТИК

Страны широко-длинной
Машина мчалась в даль.
И был я в той машине,
Как нужная деталь.

И пусть всего, как винтик,
Но как же без него?!
Где, извини, подвинься,
Страна важней всего.

Я был, как все, при деле.
Иначе как же быть?
Водители умели
Машиной той рулить.

Ее вдруг захватили
Водилы-лихачи
И вдребезги разбили,
Хоть караул кричи.

Шагаю еле-еле
И помощь мне нужна.
Я, винтик, не при деле
И чуть жива страна.

А где водилы эти?
Вопрос укрыла тьма.
Остались без ответа
Подсудные дела…
         27. 02. 2010 г.


          СИБИРЬ

Даль предо мной неоглядная.
Что же тревога во мне?
Вижу – творится неладное
В бывшей великой стране.

Вроде все крутится, движется.
Выгода – главная цель.
Бедным прописана ижица,
Старым суденышкам – мель.

Пусто на северном полюсе –
Жить невозможно на льду.
Всосан народ в мегаполисы,
Где подавай всем еду.

А на полях позаброшенных
Виден бурьян, как на грех.
Где же идея всеобщая –
Та, что сроднила бы всех?

Ширь ты моя необъятная!
Что же случилось с тобой?
Сверху ль указы невнятные,
Ум ли довлеет чужой?

Станем же снова мы силою,
Счастье  иметь эту ширь!
Зря, что ли, прадеды милые
Шли за землицей в Сибирь?
                25. 11. 2010 г.

          *     *     *

Я в неведомые дали
От былого ухожу.
За труды не жду медали,
На соблазны не гляжу.

Становлюсь все осторожней,
Соизмерен каждый шаг,
Только стало все тревожней
За российский новый флаг.

За страну свою обидно –
Вновь зашла она в тупик.
«Проглотившим власть» не стыдно –
Все – себе, народу – фиг!

От кого же защищаться?
Как воспитывать детей?
Как России вновь подняться?

Непонятно, хоть убей…