вторник, 6 января 2015 г.

ЗА ПОЛЯРНЫЙ КРУГ

                                                                    Юрий Наталушко
ЗА ПОЛЯРНЫЙ КРУГ

                            «…Как было славно, Боже мой!
                             Над енисейскою волной
                             В раздумье о добре и зле
                             Пить кофе там, на корабле.
                             …А капитан – Александров
                             Шутил – и весел и здоров –
                              Мол, вы, Еремин и ваш друг
                              Хотите за Полярный Круг?
                              Я прикажу: «Отдать швартовы!»
                              О, только были б вы готовы!...
                               …Но просвещенные умы
                               Плыть не готовы были мы…»
                               Николай Еремин «На корабле»

Приказа нет: «Отдать швартовы!» -
Вы оказались не готовы.
Вы просто струсили, друзья!
Счастливый шанс терять нельзя:
Как славно плыть на корабле,
В кафе, в комфорте и тепле,
Пить кофе и глядеть вокруг,
И пересечь Полярный Круг!
…А мне вот вспомнилось, друзья,
Как плыл по Енисею я:
В пятнадцать лет, мальчишкой, вдруг
Я пересек Полярный Круг!
Из дома мне в друзья был дан
Большой фанерный чемодан.
И не с комфортом, не в тепле
Плыл я тогда на корабле.
Он теплоход был – ого-го!
По слову первому «Серго
Орджоникидзе» по второму –
Всем красноярцам он знакомый.
Днем плыл – по палубе гулял,
А ночью в трюме темном спал.
В кафе я вовсе не ходил,
А грыз калач и воду пил.
Но было весело, ей-ей,
Плыть и смотреть на Енисей!
Я плыл и не было мне страшно.
Возможно, слаб еще был «башней».
И незаметно, как-то вдруг,
 Я пересек Полярный Круг!
Меня в Норильск вела стезя –
Хотел геологом быть я:
Где был «техан» эНГэМэТэ,
«Степешка» там за триста рэ.
…Не повезло: мечте облом –
Задела хворь своим крылом.
Назад летел на самолете –
Зимой отстой всегда в речфлоте.
…Сквозь годы мне Полярный Круг
Напоминает про недуг,
Но я б в комфорте и в тепле
Поплыл бы вновь на корабле,
На быстром лайнере, в круиз –
По Енисею, в самый низ,
Чтоб пересечь Полярный Круг –
Вот был бы славен мой досуг!
Нет «своего» Александрова,
Чтоб приказал: «Отдать швартовы!»
А капитан, мой друг, Скобло
Уже не плавает давно…
                        06. 12. 2014 г.



МАЛОРОССИЯ

Юрий Наталушко
ТРИПТИХ: 1. МАЛОРОССИЯ
Мчится Днепр сквозь Дикое Поле.
Степь да степь – земледельческий рай.
Славянин здесь искал свою долю.
Малой Русью был назван тот край.

Малороссы там жили во страхе,
О том времени память жива:
То гнобили их чортовы ляхи,
То гнала их в полон татарва.

Все спасение в самозащите.
Быть казаком – и слава, и честь.
Если воля в сердцах не убита,
Путь один – в Запорожскую Сечь.

Но и в ней постоянная мука:
И в казачестве выжить вопрос,
И под сильную царскую руку
Сам с Богданом пришел малоросс.

Будто к лучшему есть перемены:
Властвуй, гетман, под оком царя!
Худо: гетманы склонны к измене,
А с изменой мириться нельзя.

Очень много в России народов,
Все они пред законом равны.
Казакам слишком много свободы,
Запорожцы уж больно вольны.

И тогда повелела царица,
Дабы впредь здесь измены пресечь:
Казаков – на Кубань – на границу!
И - стереть Запорожскую Сечь!

Малороссия. Белые хатки.
Хутора. Мир. Покой. Тишина.
И едины с Россией порядки.
Шесть губерний имела она…
2. НОВОРОССИЯ
Степи Таврии. Черное море.
Нету в Таврии гор и лесов.
Не житье здесь селянам, а горе –
Не укрыться нигде от врагов.

Всех держали здесь турки во страхе:
Ты иль раб, иль секир голова.
Пановали, бесчинствуя, ляхи,
С Крыма мчалась в набег татарва.

Ну и где здесь России границы?
Непорядку здесь сколь можно быть?
Полководцам велела царица
Юг России надежно прикрыть.

И свой флот заиметь в Черном море,
 Хлебопашцами степь заселить.
И Румянцев, Потемкин, Суворов
За собою войска повели.

Они туркам поддали как надо –
Знайте место свое с этих пор!
Ушаков снял морские преграды –
Наш теперь черноморский простор!

И прогнали всех ляхов до Польши,
Татарве указали житье…
Нет понятия «Таврия» больше –
НОВОРОССИЯ имя ее!

В ней Херсон, Николаев, Одесса,
Севастополь в Крыму как форпост.
Правь, Россия, свои интересы,
Поднимайся в могучий свой рост!

Принесли полководцы ей славу.
Эту славу в веках береги.
Превратилась Россия в державу
И считаться с ней стали враги!


3. УКРАИНА
Ты откуда взялась, Украина?
Появилась на карте когда?
И кому ты свободой повинна?
Малороссия делась куда?

Мда. Страною тебя объявили
Недалекие наши вожди.
Новороссию всю подарили.
Кабы знать, чему быть впереди.

Пристегнули потом Прикарпатье,
А генсек подарил даже Крым.
Как же, как же: украинцы – братья,
Помогать надо братьям своим.

А у братьев иная натура –
Не дождешься ответной любви.
Есть она только к собственной шкуре,
Хитроумность и жадность в крови.

Равносильна измена пожару.
Вы в Европу? Ну так тому быть.
Ничего-то не будет вам даром,
Там за все надо будет платить.

Не пущают? Чесать надо репу
Да обратно валить на майдан.
В главарях не потомки ль Мазепы?
Главный бог их – бездонный карман.

Ах, Европа! Там сало потолще!
Да не будет бесплатным к ней путь:
Прикарпатье отдать надо Польше,
Новороссию русским вернуть.

Украина. России сестрица.
До каких доживет она дней?
Эх, была хоть и немкой царица,
А вождей и генсеков умней!
          Ноябрь/декабрь 2014г.




пятница, 7 февраля 2014 г.

У памятника Маяковскому


                              1.
Владимир Владимирович, здравствуйте,
Хоть Вы и скульптура, а не человек!
Живой бы сказал: «Проходите да хвастайте»,
Но бронзовых уст не раскрыть Вам вовек.

А я – Наталушко. Потомок казаков.
По жизни – рабочий и этим горжусь.
Теперь я на пенсии – дед уж, однако,
И Вам по годам я во внуки гожусь.

Мы в школе, естественно, Вас проходили,
Ну как же – великий советский поэт!
Стихи трудноватые лично мне были,
И я не читал их потом много лет.

Триптих: Отец, мать и сын


  •      НИКОЛАЙ ГУМИЛЕВ

               1.
Столетия двадцатого начало.
В Европе мирной тишь да благодать.
Там юноше учиться предстояло –
Высокие науки постигать.

Дворянский сын приехал из России
В Париж, в Сорбонский университет.
Писал стихи, резвился в их стихии,
В нем рос поэт, в науках – толку нет.

Душой романтик, выдумкой богатый,
В мечтах он путешественником был
И – конквистадором в железных латах…
Учиться бросил – в Африку уплыл.

Течёт ручеёк

       ПРИЗВАНИЕ
Как листочек был чистой бумаги.
Каково же призванье мое?
Есть ли склонность к чему-то иль тяга?
Кто направит мое бытие?

Думки детские не постоянны –
Склонны птичкой тотчас упорхнуть.
Был бы в детстве мужчина-наставник –
Наставлял бы на истинный путь.

Чтоб он был при портфеле и шляпе,
Но такой не приснился и в сне.
И каким бы я был, если б папа
Не погиб на проклятой войне?

Светлые дали (продолжение)

           ВЕРХНЯЯ УРЯ
      (Из семейного предания)
Как Сибирь велика! Но есть место одно,
Где бы шляпу я снял, обнажив шевелюру.
Перед ликом Саян есть большое село –
Называется Верхняя Уря.

При царе не хватало крестьянам земли.
Мужики-ходоки шли в Сибирь на разведку.
В Верхней Уре тогда и осели мои
С Украины пришедшие предки.

Никогда не был там, житель я городской,
Но с селом этим связан невидимой нитью:
Там родился отец, дед нашел упокой,
Когда вторгся в село рок событий.

Светлые дали

ДУША НЕ СДАЕТСЯ

Время лицо и фигуру не красит –
В дедовой нынче хожу ипостаси.

Други, подруги – ах, где наши встречи?
Нет уже многих, а кто-то далече.

Только душа не сдается – трепещет,
Детству далекому все рукоплещет.

Годы промчались, но все вспоминаю
Лучшее место родимого края.

Там, в небесах моей милой сторонки,
Пели любимые мной жаворонки.

Нивы златые, лесов изумруд
Все-то по-прежнему в сердце живут.